Под покровом: почему хиджаб стал популярным во всем мире и кто на этом зарабатывает

Ответ на вопрос, почему женщины в исламских странах Северного Средиземноморья, Ближнего Востока, Центральной и Юго-Восточной Азии закрывают все тело и лицо одеждой, не так однозначен, как может показаться.

Задолго до ислама климатические условия заставляли местных жителей закрывать тело, голову и лицо тканью. В патриархальных обществах, где женщины были большой ценностью, «скромную» одежду их заставляли носить еще до времен пророка Мохаммеда. При этом у туарегов — одного из кочевых племен Северной Африки, по мнению антропологов, сохранились пережитки матриархата, и женщины этого племени ходят с открытыми лицами, а мужчины закрывают лицо.

С распространением ислама мусульманские религиозно-правовые нормы (шариат) стали предписывать исповедующим эту религию закрывать аврат — живот и ноги от пупка до колен мужчинам; все тело, кроме овала лица и кистей рук, — женщинам. Видеть женщину без многослойных драпировок могут только мужчины, принадлежащие к категории махрам (отец, брат, сын, внук, то есть близкие родственники, с которыми женщина не может вступить в брак).

Что характерно, шариатские нормы не конкретизируют требований к одежде: этим занимаются муфтии и кади, авторитетные толкователи Корана. Как правило, общие нормы подгоняются под обычаи страны и региона и могут делаться то строже, то свободнее. Чаще всего мусульманки носят хиджаб или абайю. Европейцы обычно называют хиджабом только особенным образом повязанные головные платки, полностью скрывающие волосы. Абайя — это полный комплект одежды, обязательно закрывающий руки до кистей и ноги до ступней.

Более строгий вариант — чадра (иначе называется чаршаф). В этом костюме покрывало может закрывать нижнюю часть лица. Следующая ступень скромности — никаб — закрывает низ лица и драпирует все тело от плеч так, что неразличимы линии груди и талии. Самый тотальный вариант — паранджа (бурка) — напоминает чехол с забранным сеткой отверстием для обзора на уровне глаз. Два последних варианта женщинам навязывают в обязательном порядке в государствах, где шариат признан нормой права (Саудовская Аравия и ряд других). В более либеральных странах женщинам можно носить яркие абайи или даже условно мусульманскую одежду: платок, закрывающий волосы, брюки до ступней и поверх них — закрывающие бедра удлиненную тунику или платье (все непременно с длинными рукавами и без декольте).

Никаб и паранджу чаще всего носят женщины в тех странах, где законы шариата признаны государственными, прежде всего в Саудовской Аравии. Мусульманки в европейских странах предпочитают почти символический в сравнении с никабом хиджаб светлых и даже ярких оттенков. Некоторые прогрессивные мусульманские девушки носят традиционный платок, а вместо платья в пол или длинной юбки и удлиненной блузы или кафтана надевают брюки или джинсы, а поверх них — сравнительно короткие платья или туники (однако обязательно закрывающие бедра и с длинными рукавами).

В современной Европе увеличивающееся число женщин в хиджабах на улице еще несколько лет назад вызывало серьезное беспокойство и неприятие. Особенно это было актуально в странах, где иммигрантские общины велики и непрерывно растут. Так, администрация французских учебных заведений запрещала школьницам-мусульманкам ходить в платке на занятия, а полицейские прогоняли с пляжей женщин в буркини — мусульманских купальных костюмах. Но риторика левых и примкнувших к ним мусульманских активистов постепенно изменили общественное мнение: европейцам приходится смириться со статусом кво.

Вице-президент рекламного агентства Ogilvy Noor мусульманка Шелина Джанмохамед написала книгу «Поколение М: молодые мусульмане меняют мир», пытаясь доказать, что хиджаб — свободный выбор женщины, чуть ли не манифест исламского феминизма. В платке, мол, женщина может все то же, что и без платка: играть в волейбол на Олимпиаде, совершать научные открытия, встречаться с друзьями и даже флиртовать.

Согласно предположениям, высказанным в State Of The Global Islamic Economy Report, ожидается, что в 2020 году потребители, исповедующие ислам в разных странах мира, потратят на модную одежду и аксессуары около 330 миллиардов долларов, приблизительно четверть всего оборота в этой сфере. У молодых мусульман и, разумеется, мусульманок есть деньги, и они хотят их тратить. При этом они, добровольно или принудительно, стремятся выбирать те товары, которые соответствуют их традициям. Женщины-мусульманки, выступающие в роли бренд-амбассадоресс и инфлюенсерок, предпочитают утверждать, что они одеваются «скромно» исключительно по доброй воле.

Итальянский модный дом Dolce & Gabbanа впервые представил коллекцию хиджабов в 2016 году. Одежда декорирована кружевом, вышивкой, аппликациями, стразами и полудрагоценными камнями, а принты на ткани — исключительно с цветочными или абстрактными мотивами: изображения людей и животных мусульманская вера запрещает. Характерные (и весьма недешевые) традиционные одеяния для мусульманок шьет модный дом Firdaws, принадлежащий дочери главы Чечни Айшат Кадыровой.

В мусульманских странах (Иордании, ОАЭ и других) проходят Недели моды. Даже в Саудовской Аравии, традиционно самом суровом из исламских государств, где политический режим считается клерикальным, а женщины до недавнего времени не имели права даже водить машину, в 2018 году тоже организовали Неделю моды. Первый модный форум в Эр-Рияде прошел в апреле 2018 года в отеле сети «Ритц Карлтон». На показы и в качестве моделей, и в качестве зрительниц приглашались только женщины. Несмотря на всю строгость в соблюдении норм шариата, саудиты вынуждены признать, что игнорировать рынок женской модной одежды (пусть даже и «скромной») — это терять деньги и создавать подспудную общественную напряженность: женщины становятся социальной силой даже в консервативном обществе.

Японский масс-маркетный гигант Uniqlo уже несколько сезонов сотрудничает с дизайнершей Ханой Таджима: она выпускает под своим именем капсульную коллекцию одежды в исламском стиле. В нее входят туники без декольте, рубашки с длинными рукавами, широкие брюки и длинные юбки, пальто и, конечно, платки. Судя по тому, что коллекция выпускается не первый год, она нашла своего потребителя.

В стремительно исламизирующейся Турции быстро растет сегмент мусульманской моды. Так, компания Modanisa, основанная в 2011 году (своего рода турецкий H&M для мусульманок), ежегодно увеличивает объем продаж в два раза и уже реализуется более чем в 120 странах. В 2016 году компания стала инициатором проведения Недели исламской моды — Modest Fashion Week — в Стамбуле.

В арабских странах и Иране тоже есть свои дизайнеры, работающие для местных жителей. Дизайнерши из Индонезии Анниса Хасибуан и Ханни Хананто показывали свои коллекции на Неделе моды в Нью-Йорке. Модельерша иранского происхождения Фарназ Абдоли (Farnaz Abdoli) основала марку Poosh (позже — Pooshema), она живет в Канаде, но делает одежду, отвечающую шариатским нормам, и даже участвовала в Неделе моды в Ванкувере. Другая иранка, Ануше Ассефи (Anousheh Assefi), бакалавр текстильного дизайна и магистр графического, в 2006 году основала бренд Anar(в переводе с фарси: «гранат»). Одевает она, естественно, только женщин и только в хиджаб.

Весной 2019 года в том же Иране адвокат по правам человека Насрин Сотуде получила огромный тюремный срок по нескольким статьям, связанным с ее правозащитной деятельностью, в том числе за защиту в суде женщин, обвиняемых в отказе от ношения хиджаба. Сама Сотуде демонстративно пришла в суд с непокрытой головой, за что получила дополнительное наказание: 148 ударов плетью. Произошедшее вызвало кратковременную, но бурную реакцию европейских либералов, но вскоре все затихло, а на рекламах брендов, производящих мусульманские коллекции, по-прежнему широко улыбаются мусульманки с тщательно задрапированными головами.

Иранская молодежь, «развращенная» западной культурой, сопротивляется «полиции нравственности», следящей за исполнением дресс-кода. Радикально настроенные женщины ходят без платка с наголо обритыми головами, чтобы их нельзя было обвинить в демонстрации волос на публике, а молодые мужчины, желающие поддержать подруг, выкладывают в интернет фото, где они в платке, а их девушки — с непокрытыми волосами. Рискуют и девушки, и молодые люди: за такие фото их могут сурово наказать.

Даже в сравнительно либеральных странах, например в Турции, женщины, носившие хиджаб и затем от него отказавшиеся, вызывают неоднозначную реакцию среди своих знакомых, а мужчины позволяют себе угрожать им. Россиянка Аяна Алиева (имя изменено по ее просьбе), живущая в Татарстане — регионе с преобладанием мусульманского населения, решила снять хиджаб после того, как это ей предложил потенциальный работодатель — владелец магазина. Предприниматель кичится своей религиозностью, но обеспокоен тем, что покупателям не нравятся продавщицы в хиджабе, и ради популярности у клиентов он готов заставить женщину отказаться от правил, прежде навязанных ей обществом.

«Часто слышишь, что хиджаб — это просто одежда. Да, он выглядит как одежда, но это — идеология, — утверждает Аяна. — Она провозглашает “второстепенность” женщины, ее покорность, подчинение и угождение мужчине, это символ недееспособности, беспомощности женщины, символ мизогинии и сексизма. Это запрет, а запрет никогда не может быть привилегией». Аяна ссылается на бытовую философию, которую проповедуют мужчины-мусульмане: «Яблоко без кожуры портится и гниет, а с кожурой сохраняется», «У каждого бриллианта должен быть сейф, не то его украдут», «Леденец без фантика облепят мухи». «Женщина не леденец, не яблоко, не бриллиант. Она — человек», — утверждает Алиева. За свои мысли, откровенно высказанные в Facebook, она подвергается угрозам и оскорблениям мужчин-единоверцев.

В 2017 году Чечня первой из российских регионов приняла закон, который разрешает школьницам ходить в учебное заведение в хиджабе — в соответствии «с национальными традициями и религиозными верованиями учащихся». Местные правозащитники небезосновательно встревожились, что такое разрешение, будучи принято на законодательном уровне, может из допущения быстро превратиться в рекомендацию и даже в предписание для всех старшеклассниц (по крайней мере, мусульманок, которых в республике большинство). И даже если хиджаб не станет нормативно обязательным для чеченских подростков женского пола, государственное поощрение — вполне внятный сигнал для мужского окружения девочек, отказывающихся покрывать голову: «Даже в законе написано носить хиджаб, ты не носишь — значит, ты аморальная, и с тобой можно поступать соответственно».

Многие женщины, которые провели в хиджабе большую часть своей жизни с пубертатного возраста и продолжают его носить, заявляют, что хиджаб — это их личный выбор. Однако характерно, что девочки не выбирают, надевать «скромное» или не надевать: как правило, они покрывают голову по настоянию родителей и старших родственников, которые таким образом демонстрируют благочестие семьи.

Источник ➝

Для молодости и релакса: есть ли польза от нефритового массажёра для лица, который сейчас в моде

Для молодости и релакса: есть ли польза от нефритового массажёра для лица, который сейчас в моде

Магазины заполонили нефритовые массажеры-роллеры для лица: их выпускают и косметические гиганты и нишевые марки. С такими роллерами модно фотографироваться — но не все знают, как их правильно использовать. Так как они работают?

Давайте начнем с начала. Роллеры из нефрита и других минералов используют, чтобы помогать нашим кремам лучше работать. Также считается, что они нужны, чтобы скульптурировать черты лица (то есть могут «вылепить» более четкий контур), тонизируют кожу, налаживают циркуляцию жидкости, улучшают эластичность кожи, и, значит, омолаживают.

«Да, сегодня эти роллеры - хит продаж. Но это не просто модный аксессуар, женщины используют их столетями, — говорит Сабина Уизманн, старший химик лаборатории красоты американского института Goodhousekeeping, который функционирует при одноименном журнале. — Этот массажер придумали в Китае много веков назад для исцеления и очищения. Считается, что он помогает движению лимфы, снимает отеки и оздоравливает».

Главное — камень

Ролики для лица и массажные скребки для лечебного массажа гуаша (родственное роллеру приспособление) должны быть изготовлены из нефрита или кварца. Причем эксперты уверены, что оздоровительный эффект на кожу оказывает не сам массаж, а камни, которыми он проводится.

Так есть ли эффект от нефритовых массажеров?

 

Ответ экспертов: возможно. «В настоящее время нет клинических исследований, которые доказывают, что нефритовый ролик или массаж гуаша оказывают хоть сколько-нибудь благотворное воздействие на кожу, поэтому необходимы дополнительные исследования, чтобы доказать их результативность», — говорит Уизманн. И добавляет: при этом ученые допускают, что массажеры из натурального камня могут расслаблять мышцы лица, а сам массаж может с течением времени укреплять мышечный каркас.

Как правильно использовать нефритовый массажер?

В идеале — применять его на сухой коже. Или после того, как полностью впитаются сыворотка или увлажняющий крем. Для достижения максимального эффекта нефритовый валик лучше водить от носа или центра лба вверх и к волосистой части головы — то есть к лимфоузлам, что способствует оттоку жидкости. Также считается, что это направленное движение помогает противостоять гравитации и делает морщины менее выраженными.

А как делать знаменитый массаж гуаша? «Для этого возьмите плоский нефритовый камень (напоминает изогнутый скребок) и, прижимая его к лицу, тоже двигайтесь вверх и наружу, — объясняет Уизманн, — некоторые считают, что эта техника дает более выраженный эффект, так как проводится с большим нажимом».

Еще 3 совета от косметолога

Храните роллер в холодильнике

Нефрит и кварц и так довольно холодные, но некоторые косметологи любят хранить их в холодильнике для дополнительной прохлады, которая стимулирует кожу.

Используйте в сочетании с тканевой маской

Положите маску на лицо, расправьте, затем возьмите роллер и прогладьте ее, чтобы она плотнее прилегала к коже. Двойной удар!

Мойте после применения

Не забывайте о гигиене: так как роллеры используются на лице, они могут сохранять следы бактерий. Чтобы обезопасить кожу, после каждого использования мойте роллер теплой водой с мылом и храните в чистом, сухом месте.

Уроки Александра Васильева: Почему историк моды не остался жить во Франции, и чему его научила великая балерина Плисецкая

Загружается...

Популярное в

))}
Loading...
наверх